Израиль на ладони

Израильское право

На сайте 51635 документов по израильскому праву и законам
Статьи /

Аналитика


Трансплантация органов и тканей человека с точки зрения израильского права

03.12.02 для печати отправить другу в избранное закладки ссылка


Как известно, трансплантация (пересадка) органов и (или) тканей человека является средством спасения жизни и восстановления здоровья людей. Основной вопрос, который я хотел бы обсудить в этой статье, заключается в том, имеется ли в Израиле достаточная правовая база, определяющая условия и порядок трансплантации. Для того чтобы подробно рассмотреть этот вопрос, надо внести одно пояснение. Трансплантация органов и (или) тканей человека делится на две категории: первая — от живого донора и вторая — от умершего. Рассмотрим каждую категорию в отдельности.

Трансплантация органов и (или) тканей от живого донора

13 января 1994 года Высший суд справедливости Израиля рассматривал заявление, поданное человеком по имени Элияху Атари. На тот момент это был бездомный и безработный гражданин Израиля, погрязший в долгах. В своём заявлении в Высший суд справедливости он объяснил, что решил продать свою почку больной женщине, которая нуждалась в её пересадки, но медицинский центр отказался проводить операцию, мотивируя свой отказ запретом от Министерства здравоохранения Израиля. Господин Атари просил Высший суд справедливости обязать Министра здравоохранения, чтобы тот издал указание, разрешающее продажу органов человека с целью трансплантации. Ответчик (Министр здравоохранения) заявил, что, действительно, в Израиле нет никакой правовой базы, регулирующей куплю-продажу органов человека, но, по его мнению, данный вопрос должен быть урегулирован законодательной властью (Кнессетом), а не исполнительной (Министерством здравоохранения).

Ответчик также обратил внимание Высшего суда справедливости на тот факт, что в Кнессете в 1991 году был подан на рассмотрение законопроект, запрещающий куплю-продажу органов человека, согласно которому такая сделка должна быть аннулирована, а её стороны привлечены к уголовной ответственности. Этот законопроект был одобрен в первом чтении и находился на рассмотрении в специальной комиссии Кнессета.

Высший суд справедливости постановил, что надо дать возможность Кнессету завершить процесс принятия вышеуказанного законопроекта, но, если в приемлемый срок этого не произойдёт, то Министру здравоохранения надо будет вновь взвесить свою позиции по данному вопросу. Таким образом, просьба господина Атари была отклонена, и ему не позволили продать почку.

С тех пор прошло почти девять лет, законопроект так и не был принят, напрашивается вопрос, что же происходит сейчас в Израиле в этой области?

На сегодняшний день имеет силу инструкция, изданная Министерством здравоохранения, разрешающая живому донору пожертвовать свою почку для трансплантации реципиенту, при условии, что живой донор и реципиент находятся в родственных связях первой степени. Также при Министерстве здравоохранения работает комиссия, в обязанности которой входит давать разрешение на пожертвование органов от живых доноров и следить за тем, чтобы живые доноры не получали никакой оплаты за пожертвованный орган. Министерство здравоохранения запрещает производить какую-либо оплату, опасаясь тяжёлых последствий, которые может вызвать такая купля-продажа.

Имеют ли под собой почву такие опасения — вопрос довольно-таки неоднозначный. Есть мнение, что если будет разрешена купля-продажа органов, то малоимущие доноры ради денег превратят свои тела в «склад запчастей» для богатых людей, нуждающихся в пересадке органов. Надо отметить, что во многих странах купля-продажа органов для трансплантации запрещена законом, так, например, В Англии существует Human Organ Transplant Act 1989 года, в США — National Organ Transplant Act 1984 года, в России — Закон о трансплантации органов и (или) тканей человека 1992 года, запрещающие куплю-продажу органов.

Однако я считаю, что купля-продажа органов живого донора возможна, при условии, что его здоровью по заключению специалистов не будет причинен значительный вред. Приведу только три довода, поддерживающие мою точку зрения.

Во-первых, если государство разрешает безвозмездное пожертвование органов, то никакие комиссии не смогут проверить, является ли пожертвование действительно безвозмездным, или донор получает за это плату, тем более что есть масса способов отблагодарить его в обход всем проверкам комиссии. Во-вторых, в Израиле сотни людей нуждаются в трансплантации органов, многие из них умирают, так и не дождавшись пересадки в виду не желания людей жертвовать свои органы. Разрешение на куплю-продажу органов могло бы стать мощным стимулом для здоровых доноров дать согласие продать, например, свою почку нуждающимся в этом больным людям. В-третьих, как правило, если в обществе есть на что-то спрос, то всегда будут предложения, несмотря ни на какие запреты. В Израиле запрещено открывать казино, но существуют десятки заведений подобного типа, запрещено содержать публичные дома, но в стране действуют множество «массажных» кабинетов, по данным полиции в Израиле уже действует чёрный рынок по купле-продаже органов у живых доноров для трансплантации, речь идёт о людях, нуждающихся в деньгах и готовых продать почку. На мой взгляд, легче легализовать данную деятельность и взять её под государственный контроль, чем бороться с ней, и, как правило, без особых результатов.

Но, как я уже упоминал выше, на сегодняшний день в Израиле вообще отсутствует закон, который определял бы условия и порядок трансплантации органов и (или) тканей от живого донора. Такой закон необходим, помимо запрета или разрешения на куплю-продажу органов, в нём должны быть установлены права донора, ограничение круга живых доноров, например, можно ли изъять органы у ребёнка или у лица, признанного недееспособным, также должны быть установлены права и обязанности реципиента, ответственность медицинского учреждения и его персонала и другие важные вопросы.

Трансплантация органов и (или) тканей от умершего

В Израиле действует Закон об анатомии и патологии, изданный ещё в 1953 году. Естественно, что в те годы издание этого закона никак не было связано с трансплантацией, однако после изменений, внесённых в него Кнессетом в 1981 году, Закон об анатомии и патологии стал определять, в каких целях может быть произведено вскрытие или операция на трупе.

Согласно статье 2 — труп человека можно использовать для исследований и изучения в медицинских институтах, при условии, что человек дал письменное согласие на то, чтобы после смерти его тело послужило в научных целях.

Согласно статье 6 — врачу разрешается произвести вскрытие трупа для установления причины смерти или для того, чтобы использовать органы и (или) ткани трупа для лечения человека, но для этого должен иметься специальный документ, подписанный тремя врачами, в котором бы говорилось, что данное вскрытие (операция) служит одной из вышеупомянутых целей.

В Законе об анатомии и патологии объясняется, что изъятие органов и (или) тканей у трупа для трансплантации может быть произведено как в целях лечения больного реципиента, так и в целях спасения жизни больного реципиента. Закон не определяет, что значит «в целях лечения», однако есть определение, что значит «в целях спасения жизни». Использование роговицы глаза умершего донора для пересадки, чтобы вернуть зрение человеку или чтобы предотвратить дефект зрения или слуха, использование почки и тканей кожи умершего – являются примерами использования в целях спасения жизни. Как видно, законодатель не включил в этот список многие другие жизненно необходимые органы, однако, на практике пересадку лёгких, печени, сердца, поджелудочной железы принято считать использованием в целях спасения жизни. Поэтому практически все операции по пересадки органов в Израиле попадают именно в эту категорию. Но, так как в законе используются два термина: «в целях лечения» и «в целях спасения жизни», я буду вести разговор о двух этих категориях. Возникает вопрос: какая разница предусмотрена законом в обсуждении каждой из них?

Итак, во-первых, что касается сообщения о смерти человека и о намерении врачей произвести у него изъятие органов. Если трансплантация органов и (или) тканей от мёртвого донора необходима в целях лечения больного (реципиента), то сообщение об этом семье умершего (донора) должно быть передано в приемлемый срок до начала операции, иначе операция произведена быть не может. Если же трансплантация нужна в целях спасения жизни больного (реципиента), то сообщение об этом семье умершего (донора) должно быть передано не позднее последнего срока, пока ещё изъятие органа у трупа возможно, но, если никак не удаётся передать эту информацию из-за необнаружения местонахождения одного из родственников (супруги/га, ребёнка, родителя, брата, сестры), то, несмотря на это, операция по пересадки всё равно может быть произведена.

Во-вторых, и это самое главное, разница между трансплантацией органов и (или) тканей от мёртвого донора в целях лечения или в целях спасения жизни важна при установлении согласия/несогласия умершего или его родственников на данную операцию. В законе предусмотрены пять положений для установления согласия/несогласия на трансплантацию. Среди них есть три общих положения, касающихся как пересадки органов в целях спасения жизни, так и в целях лечения.

1. Если умерший донор дал письменное согласие при жизни на изъятие органов и (или) тканей для трансплантации после его смерти, то в таком случае никакое несогласие родственника (супруга/ги, ребёнка, родителя, брата, сестры) умершего не имеет значения, и изъятие органов и (или) тканей допускается в любом случае.

2. Если умерший донор сделал письменное заявление при жизни о своём несогласии на изъятие органов и (или) тканей, то после его смерти, даже при наличии согласия одного из его родственников (супруги/га, ребёнка, родителя, брата, сестры) на данную операцию, запрещается изъятие органов с целью трансплантации. Действует соблюдение волеизъявления умершего.

3. Если же умерший не оставил после себя родственников (супругу/га, ребёнка, родителя, брата, сестру), то в таком случае изъятие органов и (или) тканей не допускается, так как считается, что некому позаботиться о правах мёртвого. Однако, если умерший оставил после себя письменное согласие, сделанное при жизни, на изъятие органов и (или) тканей для трансплантации, согласно закону, изъятие органов разрешается.

Следующее положение относится только к трансплантации органов и (или) тканей от мёртвого донора в целях лечения больного (реципиента).

4. Когда умерший донор не оставил после себя никакого письменного согласия/несогласия, то закон допускает изъятие органов и (или) тканей у него только при совокупности исполнения двух условий: 1 — на это дано согласие супруги/га умершего лица, в отсутствии супруги/га — его детей, в отсутствии детей — его родителей, в отсутствии родителей — его брата или сестры (именно в такой последовательности). 2 — не было подано письменного заявления о несогласии на такое изъятие от родственника, находящегося в такой же степени родства или на степень родства дальше от родственника, давшего своё согласие на изъятие органов с целью трансплантации — в зависимости от обстоятельств конкретного дела.

Последнее, пятое положение касается лишь трансплантации органов и (или) тканей от мёртвого донора в целях спасения жизни больного (реципиента).



5. В таких случаях действует так называемая презумпция согласия. То есть, изъятие органов и (или) тканей у умершего допускается, даже когда нет на это письменного согласия, сделанного им при жизни или письменного согласия близких родственников, сделанного после его смерти. Только лишь когда имеется письменное заявление, сделанное при жизни донором, о своём несогласии или письменное заявление о несогласии супруги/га донора, одного из его детей или одного из его родителей сделанного после его смерти — презумпция согласия не действует, и не допускается изъятие органов и (или) тканей у трупа для трансплантации реципиенту. Во всех остальных случаях, хочу подчеркнуть ещё раз, презумпция согласия действительна.

И в заключении хотел бы обратить Ваше внимание на один серьёзный недостаток в Законе об анатомии и патологии. Как я упоминал выше, когда речь идёт о спасении жизни больного (реципиента), то изъятие органов у умершего для трансплантации, согласно статье 6(гимель)(1), разрешается, даже когда нет возможности установить местонахождение одного из родственников умершего, для того чтобы сообщить ему информацию о смерти и о намерении изъять органы и (или) ткани. На мой взгляд, это даёт врачам очень большое полномочие, так сказать, принять решение без участия в нём родственников умершего, и, в принципе, таким образом избежать установления согласия или несогласия на трансплантацию со стороны родственников.

Адвокат Марат Дорфман

Подпишитесь на рассылку Израильского права и получайте новые юридические статьи на электронную почту.


Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter Заметили ошибку в тексте? Выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter

Поиск на сайте


Новые статьи в разделе

О вреде адвоката по имени Знакомые и по фамилии Интернет или где искать помощь, когда денег на адвоката нет

23.03.2017 О вреде адвоката по имени Знакомые и по фамилии Интернет или где искать помощь, когда денег на адвоката нет

Неудачная попытка соседа отменить лицензию на собаку и апелляция в главную ветеринарную службу

27.08.2014 Даже наличие лицензии на четвероного друга не гарантирует его владельцу безопасность и покой со стороны соседей – по жалобе соседа ветеринарная служба муниципалитета вправе отменить лицензию на собаку

Махаш в цифрах

22.06.2014 МАХАШ это отдел по расследованию полицейских преступлений при министерстве юстиции. По цифрам и делам, которые он предоставил, нужно пройтись подробно, чтобы понять, как нас водят вокруг пальца.

Архив ответов «Аналитика»


Вернуться назад

Появились вопросы?

Задайте свой вопрос на консультации он-лайн по теме «Аналитика»